Проститутки и индивидуалки

Учительница химии

Когда я перешла в десятый класс, то моя мамаша решила, что мне обязательно нужно после окончания школы пойти по ее стопам и стать химиком. Она всегда была своего рода диктатором и то, что этот предмет у меня не не особо идет, мать никогда не интересовало. Я пыталась противиться и как малолетка была наказана, оставшись на неделю без интернета. На самом деле, мне всегда нравилось рисовать. В детстве я ходила в художественную школу и даже добилась определенных успехов. Поучаствовала в нескольких выставках. Но, по мнению моей мамы, это все несерьезные занятия, которые не принесут стабильного заработка. Она всегда недооценивала деятелей искусства. Наверное, потому что музыкантом был мой отец, который благополучно сбежал от мамаши много лет назад и больше мы его не видели.

Меня посадили за учебники, но совсем скоро мать поняла, что толку от этого нет совсем. Я совсем не понимала всех этих скучных формул и не старалась их понимать. В школе нас не особо напрягали этим предметом, его вел пожилой полуслепой учитель, который стойко сносил все шалости старшеклассников и не старался вложить знания в наши буйные головы. Но мама никогда не отступала от намеченной цели. Она нашла мне репетиторшу, пообщавшись со знакомыми и по рекомендациям выбрав самую лучшую. Это была учительница химии, преподающая в элитном лицее. Меня, конечно, забыли спросить, хочу ли я вообще с кем-то заниматься.

Нас представили однажды вечером. Высокая и совсем не старая. Брюнетка примерно лет тридцати, с ярко-выраженными изгибами. В глаза сразу бросалась ее очень большая грудь, подчеркнутая облегающей белой блузкой с расстегнутыми пуговицами. Мне всегда казалось, что такие груди просто не могут быть натуральными. Звали учительницу Виктория Владимировна. Она была невероятно строгой женщиной, которая буквально вдавливала ненужные знания мне в голову и даже оставляла домашние задания. Если я забывала их делать, то всегда жаловалась мой матери и потом дома происходили грандиозные скандалы. В общем, я как-то не возлюбила эту темноволосую барышню.

Моя мать периодически бегала по салонам красоты и спортивным залам в надежде классно выглядеть и найти себе нового парня. Итак, я иногда оставалась с репетитором наедине в нашем большом доме. Я прекрасно помню тот судьбоносный вечер. Мне было всего шестнадцать, поэтому я не заморачивалась по поводу одежды. Вышла к Виктории Владимировне в короткой маечке и джинсовых шортах с дырками, которые практически ничего не скрывали. Присела рядом с ней на стул, высоко задрав ноги, и приготовилась слушать, что она опять мне будет рассказывать. Я все так же ничего не понимала в химических элементах и таблице Менделеева, но ведь нужно было делать вид, что проникаешься знаниями.

Я поначалу ничего не заметила, а потом, подняв глаза от учебника, поняла, что Виктория Владимировна вовсю пялится на мои ноги. Не знаю как, но я тогда почувствовала, что женщина перевозбуждена. К слову, на тот момент у меня еще никогда не было сексуальных отношений с парнями. А о лесбийском сексе нечего было и говорить. Я была послушной маменькиной дочкой, без всяких там плохих компаний и инцидентов. Учительница прикоснулась к моему бедру и провела по коже длинным ногтем, накрашенным красным лаком. У меня даже мурашки появились в тот момент. Ну а потом произошло то, что должно было произойти, и если честно, то я не испытываю за это никакого стыда. Совсем скоро мы уже переместились на диван в гостиной. Аппетитная учительница принялась целовать меня в губы. От нее удушающе пахло какими-то цветочными духами, а руки нащупывали мою небольшую грудь. Поначалу было просто любопытно, но потом возбуждение неминуемо настигло и меня. Это был неведомый мне жар внизу живота, и я поняла, что моя дырочка стала мокрой. Мне доставляло наслаждение прикасаться к этой женщине, и я даже попросила ее снять бюстгальтер. Безумно хотелось увидеть ее грудь без тесных оков одежды. А смотреть там было на что. Огромные, тяжелые молочные железы с темноватыми, немного расплывшимися сосками. Виктория Владимировна напоминала в этот момент какую-то языческую богиню плодородия. Я неуверенно прикоснулась к этим значительным дойкам сначала руками, а потом уже и губами.

Умелая Виктория Владимировна избавила меня от одежды и совсем скоро устроилась между моими ногами. Она явно знала нечто гораздо более полезное, чем скучная и никому не нужная химия. Тетенька приласкала рукой мою небритую промежность, разведя в стороны половые губки, а потом приступила к обалденному куннилингусу. Я в тот момент совершено потеряла контроль над собой. Это были совершенно новые и невероятно приятные ощущения для меня. Хотелось кричать, и тело было бы как будто не мое. Я утопала в настоящем океане страсти и понимала, что от этого просто невозможно спастись. Так, вместо урока по химии, я получила свой самый первый сексуальный опыт.

Потом ночами я вспоминала об этом происшествии и мечтала, чтобы все это повторилось, причем, как можно быстрее. Теперь уже я с радостью бежала на некогда ненужные уроки к Виктории Владимировне и всегда откровенно одевалась. Я хотела привлечь ее внимание, и все мои мысли были заняты только этой соблазнительной грудастой брюнеткой. Если матери не было дома, то мы могли совершенно ничего не стесняясь, заниматься сексом. Со временем я преодолела некий невидимый барьер и теперь могла делать куннилингус выбритой киске своей любовницы. В принципе, мы уже почти не занимались химией, а только стремились к получению обоюдных экстазов. Я полностью погрузилась в этот фантастический мир и не могла уже представить себя рядом с мужчиной. Учительница открыла для меня дверь в мир нетрадиционной любви. Вот только однажды мать вернулась пораньше и застала нас обнаженными на диване в недвусмысленной позе. Был дикий скандал и, соответственно, Викторию Владимировну я больше никогда не видела. Теперь мамаша стала таскать меня по психологам, и, к счастью, забыла, что мечтала о моем образовании химика.

Размещено 09.01.21 22:55.